Виноградная лоза издревле была символом любви. А виноградное вино — лучшим украшением праздничного стола. И продумывая карту вин мы, как правило, тщательно изучаем сорта винограда, ориентируясь на известные названия, которые имеют многовековую историю. Однако мало кто знает, что культура виноделия издревле ведется и на таманской земле.

 Именно древние греки еще во втором тысячелетии до нашей эры привезли на Тамань с Эллады виноградную лозу, ее скрестили с местным сортом.
 

 
Так появился новый сорт винограда, дающий новую «отечественную» янтарную ягоду, крупную и сладкую. Теплый климат земли, удобное географическое положение позволяли успешно возделывать эту культуру. Правда, черкесы, населяющие Кубань много позже, вино не делали. Как писали очевидцы, лоза здесь росла дикая, и местные племена употребляли как кушанье импортный черный виноград и привозные сушенные винные ягоды. Хмелеть же предпочитали от бозы — отвара обдирного проса.

Когда в конце XVIII века черноморцы переселились на Кубань, они застали на Таманском полуострове сады и виноградники. В станице Тамань по состоянию на 1793 год числилось 82 сада, и почти во всех были виноградники. Турецкое наследство требовало регулярного ухода и заботливых рук нового хозяина-казака, который, по правде сказать, больше привычен был тогда держать ружье, нежели лопату.

Заботясь о сохранении виноградников, кошевой атаман Черноморского казачьего войска Захарий Чепега отдал в ноябре 1793 года предписание полковнику Ивану Кулику охранять насаждения и зарыть лозу в землю на зиму, чтобы не вымерзла. «… По неспособности тех времен, теплой погоды и по замерзшей от частых стуж земли, — писал в ответном рапорте Кулик, — средств на укрытие лозы  не собираю…», но «…от опустошения надлежащая стража чинится…» — отчитывался полковник в следующем рапорте. Сам Захарий Чепега шесть турецких садов взял в личную собственность и содержал их, нанимая для работы вольнонаемных рабочих.

Распоряжаясь турецким наследством, войсковое начальство не отказывало соседям в просьбе позаимствовать саженцы с таманского огорода. Так, в 1794 году анапский Мустафа-паша, с прибытием в станицу Тамань по делам, «испросил разрешения» выдать ему из местного сада фруктовые деревья разных сортов. В просьбе Мустафе не отказали, и подарки с таманского чернозема поехали укореняться в анапскую землю. В дальнейшем турецкие сады и виноградники были розданы казакам, которые с того времени стали заботиться о них, продолжая исконное на Тамани занятие — виноградарство и виноделие. С приобретением навыков земледелия казаки и сами стали закладывать сады и виноградники на таманской земле.

К середине XIX века на винной монополии свои немалые капиталы заработали братья Посполитаки, один из которых, Иван Лукич, проживал в Темрюке и был весьма дружен с князем небезызвестного в царской России рода Воронцовых. В 1848 году Иван Посполитаки, а вернее его наемные рабочие, заложили под руководством двух немцев-садоводов в Голубицком хуторе сад. Двенадцать десятин посполитаковской земли были засажены фруктовыми деревьями и виноградными саженцами высокого качества, привезенными из Крыма. И если бы не Крымская война 1855 года, которая напрямую коснулись Таманского полуострова, да не советский период с его «антиалкогольной кампанией», когда были вырублены на Тамани лучшие сорта винограда.... Можно сказать, вопреки такому варварскому вмешательству в традиции виноделия на Кубани, кубанские марочные вина продолжают завоевывать сегодня золотые медали и «Гран-при» на российских и международных выставках вин и напитков.